«Святой бизнес». Что изготавливают и продают в монастырях

«Святой бизнес». Что изготавливают и продают в монастырях

​Современные монастыри — это маленькие предприятия, занимающиеся спасением не только души, но и тела. Их продукция порадует ценителей мёда, бездрожжевого хлеба, натурального мыла и даже мебели.

Что, помимо молитв, делают сёстры в обителях, узнал АиФ.ru.

Когда русские монастыри только появились, монахи и послушники занимались в них лишь «домашним ремеслом», позволяющим обеспечить себя всей необходимой одеждой, обувью и предметами быта. Вещи они производили намеренно с избытком, чтобы продавать или обменивать остатки на продукты. На рубеже XVIII-XIX веков ситуация в корне изменилась. Братия перестала надеяться на волю случая и нестабильных покупателей и стала выполнять работы на заказ. Шила облачения для священников и диаконов, писала иконы, мастерила покровы на предметы интерьера, военные мундиры и знамёна. В XXI веке монастыри шагнули ещё дальше. Многие из них стали держать собственные магазины и ларьки с «церковной продукцией».

Насельник Данилова монастыря иеромонах Михей рассказал, что монастырское производство очень зависит от местоположения обители. Так, например, в Валаамском монастыре, что располагается на берегу Ладожского озера, выращивают рыбу, в том числе форель. Свежую и замороженную, её продают многочисленным паломникам и туристам. Однако, несмотря на хороший спрос среди населения, все товары, которые изготавливают в скитах, идут сначала на нужды братии, а только потом — на продажу.

«Конечно, первостепенная задача монастырей — это чтение молитв за мир, за Отечество, за свою душу. Но даже в Святом Писании сказано: „Молитесь и трудитесь“. Поэтому каждая братия в обязательном порядке занимается ещё и хозяйственной деятельностью: одна собирает грибы, заготавливает ягоды, другая ловит, сушит и вялит рыбу, третья делает различную деревянную мебель, четвёртая создаёт пасеки и собирает мёд для сбитней и медовухи. Есть и те, кто разводит овец, а из их шерсти вяжет шапки, варежки да шарфы.

В больших монастырях существуют собственные земляные наделы, где сеют кукурузу, овёс и пшеницу. Последнюю перемалывают в муку, из которой потом делают вкусную выпечку. У нас в Даниловом монастыре есть замечательная пекарня, готовящая сладкие пирожки, печенье, пряники и бездрожжевой хлеб. А в ските Сергия Радонежского делают отличные сыры, йогурты и даже мороженое. Там же выращивают овощи, фрукты и виноград, который превращают в вино для причастия», — рассказал иеромонах Михей.

Но самое необычное, по его словам, занятие у сестёр из Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря в Коломне. Они разводят среднеазиатских овчарок, иначе — алабаев. Монахини вместе с матушкой игуменьей Ксенией выращивают собак элитной породы, которые не только охраняют обитель, но и участвуют в выставках. Из желающих приобрести у них щенков выстраиваются очереди. А ещё на территории монастыря обитает верблюд.

При обителях частенько живут коровы, куры и лошади, а кто-то даже страусов держит.

«Сейчас люди доверяют монастырям так же, как в Советском Союзе — „знаку качества“. Они знают, что пищевой продукт, купленный в обители, будет обязательно хорошим и экологически чистым: безо всякой химии и гербицидов. К тому же он будет приготовлен с молитвой и окроплён святой водичкой. А деньги, вырученные с его продажи, обязательно пойдут на благое дело: на нужды воскресной школы, центра духовного развития молодёжи, тюрем, больниц и онкоцентров.

Иногда монастырские изделия покупают и крупные предприятия. Так, например, компания „Вимм-Билль-Данн“ приобретала товар у Сретенского монастыря», — заключил насельник Данилова монастыря.

Пастух-мужчина. Как живёт женский монастырь в Ростове-на-Дону

Свято-Иверский монастырь остаётся единственным женским монастырём в Ростовской области. Находится обитель в Ростове-на-Дону, и путь к ней покажет всякий житель Северного жилого массива или Каменки. Это ярчайшая достопримечательность города-миллионника.

Монахини только что собрали урожай айвы.

Монахини только что собрали урожай айвы. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Вход свободный, и в церковные праздники здесь многолюдно. Посещают место как паломники, так и все желающие. Кто впервые попадает на территорию общины, тот обращает внимание не только на величественный златоглавый Свято-Троицкий храм, но и на ухоженные клумбы из многолетних цветов, аллеи, вдоль которых растут декоративные хвойные и лиственные деревья. Можно подумать, что вы зашли в ботанический сад, а некоторые туристы сравнивают место с Черноморским побережьем Кавказа. Вся эта рукотворная природная красота есть результат трудов послушниц.

«Есть ошибочное мнение, что наши обитатели выполняют чуть ли не каторжный труд, но это, конечно, не так, послушание даётся по силе каждой сестре, у нас сочетается и физический труд, и молитвенный», — говорит настоятельница Свято-Иверского монастыря игумения Рахиль (Ковалёва).

Жизнь 35 монахинь устроена особым уставом, а день расписан по минутам. На 30 гектарах земли есть виноградники, огороды, скотный двор с сеновалом, на котором содержат коров и домашнюю птицу. В келейном корпусе, куда вход туристам запрещён, действует швейная мастерская: сёстры сами себя обшивают.

Скотный двор Свято-Иверского женского монастыря в Ростове-на-Дону.

Скотный двор Свято-Иверского женского монастыря в Ростове-на-Дону. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Весь день жителей монастыря проходит в неустанных трудах. Ранним утром просфорницы ставят тесто для выпечки просфор, коровницы идут управлять в коровник, трапезницы готовят пищу, огородницы возделывают землю, занимаются на клумбах благоустройством и украшением территории. Поработав, сёстры поют на клиросе, завораживая гостей своим распевным голосом. Каждая послушница за что-то отвечает.

Инокиня Вивея говорит: «Я встаю в полпятого утра, иду на скотный двор, дою коров, кормлю животных и ухаживаю за ними, сено нам привозят, мы его складываем, заготавливаем на зиму».

«Богослужебный литургический хлеб — просфоры — печём до позднего вечера, а когда Пасха, то нужно испечь три тысячи просфорий. Когда приступаем к работе, то важно душевное настроение, тогда и хлеб получается вкусным», — уверена инокиня Нифонта.

Испокон веков в монастырях выращивали свой виноград, из которого делали вино, в дальнейшем используя его на причастии. Вот и в Свято-Иверском монастыре есть виноградарь: инокиня Ираклия.

«Недавно занимаюсь виноградарством, мы выращиваем поздние сорта, хочу посадить ранние виды, когда виноград сажаю или собираю, то совершаю это действо с молитвой», — говорит она.

Виноград выращивают в монастыре традиционно с дореволюционных времён.

Виноград выращивают в монастыре традиционно с дореволюционных времён. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

В момент моего посещения монастыря несколько его обитательниц трудились на виду у прихожан: убирали плоды с айвового дерева. Желающих угощали дарами природы. Ветки деревьев под тяжестью жёлтых плодов так накренились к земле, что их поддерживали палки-рогатки. С одного дерева монахини собрали тележку плодов. В дореволюционное время тут рос богатейший фруктовый сад, вот и спустя десятки лет деревья дают богатый урожай.

«Труд служит воспитательным средством, но никогда не ставится на первое место. Труд ничего не принесёт, если он не будет одушевлён молитвой», — резюмировала настоятельница монастыря игумения Рахиль.

В промежутках между трудом и молитвой монахинь туристу может сопутствовать удача: он может сфотографироваться с монашкой во дворе и даже поговорить с ней. Но шансов на диалог больше у гостей женского пола, с мужчинами монахини стараются не разговаривать.

На скотном дворе содержат коров и кур.

На скотном дворе содержат коров и кур. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Жизнь современного монастыря — это не уединённое поселение, отдельное от общества, как происходило несколько веков назад. Сейчас монахини живут рядом с обыкновенными людьми. А иначе и не получится, ведь всю тяжёлую и инженерную работу по содержанию монастырских построек и инфраструктуры выполняют наёмные рабочие, мужчины. В Свято-Иверском женском монастыре в том числе пастухом коров трудится мужчина.

История

История Свято-Иверского женского монастыря города Ростова-на-Дону началась в 1903 году. Спустя 26 лет, в 1929 году, обитель закрыли: главки храма и колокольню разобрали, а в здании поместили клуб свиноводческого совхоза. В монашеские кельи сначала поселили детский дом, а потом здесь расположили мастерские и склады.

Спустя более 60 лет, в 1991 году, на этом же месте вновь открыли обитель. Паломников привлекает сюда как само церковное место, так и святой источник воды. Заботами сестёр он восстановлен и приведён в порядок, доступ к нему свободен. Температура воды постоянна: 12 градусов. Сейчас на территории монастыря строится часовня.

Можно быть уверенным, что летом 2018 года, в период проведения чемпионата мира по футболу, сюда потянутся иностранные туристы, чтобы увидеть историческое наследие Ростова-на-Дону и Юга России.

Миссия — красота. Современное подворье Волгоградского монастыря

Дубовский Свято-Вознесенский женский монастырь.

Дубовский Свято-Вознесенский женский монастырь. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

В 1865 году протоиереем Иоанном Алексеевичем Покровским неподалёку от г. Царицына, в посаде Дубовка, был основан Свято-Вознесенский женский монастырь. Сегодня здесь проживают 28 сестёр. Основное послушание здесь, конечно же, как и в большинстве монастырей, — молитва, богослужение — но есть и другие обязанности. Так, монахини, помимо большого собственного огорода, где выращивают для своих нужд овощи, фрукты и ягоды, имеют небольшой молочный цех, трудятся в швейной, вышивальной и иконописной мастерских, пекут хлеб, собирают и сушат травы и многое другое.

В 2013 году при монастыре стали отшивать изделия в русском стиле. Сегодня здесь производится уникальная женская и мужская одежда по старинным русским лекалам.

В монастыре функционирует швейная мастерская.

В монастыре функционирует швейная мастерская. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

«Началось всё с обычного, простого платья. Оно сделано по старинному русскому крою, с ластовицами по бокам, — рассказывает монахиня Феофания. — В Звенигороде также при монастыре находится магазин со старинной русской одеждой, и нас попросили сшить подобное. Теперь у нас есть другие модели. Мы стали работать над смешением стилей, — монахиня показывает десятки моделей всевозможных платьев, юбок, жакетов и блузок, которые поражают не только своей простотой, но и модным шиком. — Мы прислушиваемся к людям, что им нравится. Каждую вещь отшиваем вручную. Наша миссионерская деятельность в этом и заключается, что мы такими нарядами, этой одеждой, людям показываем, какая должна быть красота внешняя, являющаяся отображением внутренней».

В мастерской послушание несёт монахиня Феофания.

В мастерской послушание несёт монахиня Феофания. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

В Волгограде есть небольшой магазинчик Свято-Вознесенского женского монастыря, где можно примерить и приобрести одежду, изготовленную в стенах обители. И он пользуется популярностью. Особенно, говорят, эти женственные платья ценят мужчины. Они буквально затаскивают в отдел русских платьев своих жён и не скупятся на приобретение обновок.

«Люди уже наелись джинсов. Душа же откликается на настоящую, женственную красоту, — говорит монахиня Феофания. — Женщины сами начинают себе нравиться, как только примеряют нашу одежду. Это какое-то волшебное преображение. Им хочется соответствовать этой одежде, меняется внутреннее состояние, женщина как-то становится добрее, а её движения — грациознее и плавнее. Нам самим нравится то, что мы делаем. Это у нас идёт от сердца: желание любви, добра. Пробуждение этих чувств в людях — наша миссия».

Блузки, юбки, платья из монастырской мастерской пользуются популярностью.

Блузки, юбки, платья из монастырской мастерской пользуются популярностью. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

Из сестёр монахиня Феофания одна несёт послушание в мастерской, руководит наёмными работниками, — швеями и закройщиками — которые приезжают в монастырь из Волгограда и соседних городов.

«Мы не думали, что у нас вообще это пойдёт и будет пользоваться популярностью. Даже из Норвегии приезжали, Италии, Испании, и приговаривали: вот если бы и у нас такое было!» — признаются сёстры в монастыре.

Чтобы создавать такие потрясающие вещи, монахини изучают не только историю русского костюма, но и современные тенденции в мире моды.

Чтобы создавать такие потрясающие вещи, монахини изучают не только историю русского костюма, но и современные тенденции в мире моды. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

Все вырученные средства от продажи одежды монахини тратят на восстановление обители. 9 ноября 2016 года монастырь постигло несчастье: ​полностью выгорело здание корпуса, в котором размещалась трапезная и жили трудники, а также паломники. Поэтому принимать большое количество паломников монастырь пока не может. Хотя желающих, в том числе и из других городов России, множество.

Во славу Божию. В Челябинском монастыре варят лечебное мыло и пишут иконы

Одигитриевский женский монастырь ведёт свою историю с XIX века. Становление обители произошло в 1862 году, когда указом императора общину возвели в ранг монастыря, правда, с припиской «безо всякого пособия от казны». Сёстры жили своими трудами, с благодарностью принимали пожертвования благотворителей.

Монастырь возродился спустя век.

Монастырь возродился спустя век. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Монахини писали иконы для уральских церквей, трудились в белошвейной и золотошвейной мастерских, вели большое хозяйство, а также открыли приют для девочек и церковно-приходскую школу. Монастырское хозяйство окрепло. К 1915 году здесь проживало уже 360 насельниц.

Однако спустя 5 лет советская власть решила закрыть монастырь. Спустя несколько лет на его месте выросла гостиница, работающая до сих пор, а сёстры были отправлены в концлагеря и тюрьмы.

До нашего времени сохранился лишь сад монастыря: так называемая «Плодушка». Известно, что в стародавние времена сёстры выращивали на этих землях удивительные урожаи несвойственных уральским землям овощей и фруктов.

Источники говорят, сто лет назад в монастыре было 14 мастерских.

Источники говорят, что сто лет назад в монастыре было 14 мастерских. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Спустя столетие по благословению архиерея была вновь создана монашеская община. В октябре 2015 года она преобразована в монастырь.

Возрождение старинных ремёсел

С первых дней восстановления обители сёстры вернулись к монастырским мастерским. Игумения Евсевия в течение нескольких лет проходила стажировку в иконописной школе в Троице-Сергиевой лавре. «Иконы пишутся по канонам, характерным для школы преподобного Андрея Рублёва, — рассказывает матушка. — Большая работа идёт сначала с деревом. Древесина многократно просушивается. Краски изготавливают из натуральных материалов. Сёстры учатся рисовать по прорисям, контурным рисункам, которые доставляются в обитель».

Икона написана силами сестер обители.

Икона написана силами сестёр обители. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Иконопись требует трудолюбия, времени, тишины. Каждый элемент здесь имеет смысл, помогает настроиться на молитву. Матушка показывает сусальное золото, которым покрывают иконы. И говорит, что на изготовление одной иконы уходит 2-3 недели при условии, что художник трудится, не останавливаясь.

Настоящей тайной покрыто изготовление монастырского хлеба. Послушница Галина замешивает тесто и рассказывает, что процесс этот долгий. Зато получившаяся выпечка несравнима с ненатуральными магазинными продуктами. Сёстры добавляют отруби, злаки, семечки, орехи, замешивают бездрожжевое тесто, которое доходит 4 часа. После того как буханка монастырского хлеба приготовится в хлебопечке, она ещё сутки доходит. Сёстры говорят, что при желании можно добавлять в тесто и сухофрукты, тогда оно будет сладким. По словам насельниц, такой хлеб будет храниться неделями.

Послушница Галина готовит тесто для хлеба.

Послушница Галина готовит тесто для хлеба. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

В монастырских мастерских сёстры нашли себе занятия по душе. Из яблок и груш, выросших на «Плодушке», они делают натуральный полезный уксус. Таким здорово поливать овощные салаты.

Сестры пригрели в обители бездомных кошек.

Сёстры пригрели в обители бездомных кошек. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Мыловарение стало одним из любимых дел сестёр в свободное от молитв время. За те полтора года, что они увлеклись этим занятием, в обители появились разнообразные формы, компоненты, красители. Мать Мария показывает процесс изготовления от расплавки компонентов до получения готового изделия. Полезные, с разнообразными ароматами, тематические (под каждый церковный праздник) мыльца дарятся благодетелям монастыря и продаются в церковной лавке.

Мать Мария занята изготовлением мыла с медовыми добавками.

Мать Мария занята изготовлением мыла с медовыми добавками. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Даже дизайн этикетки разработали сами сёстры монастыря. Есть мыло медовое, есть зелёное, под яшму или змеевик, натуральные уральские камни. Детское — в виде фигур животных. Несколько видов шикарных цветов: роз, пионов, ромашек. Добавки — аптечная глина, аромамасла, мёд. В церковной лавке приобрести такой сувенир можно за сто рублей.

Такое красивое мыло производят сестры монастыря.

Такое красивое мыло производят сёстры монастыря. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Пока обитель не возродила все те 14 мастерских, что были в монастыре сто лет назад. Но в планах сестёр заняться и другим трудом.

Игумения Евсевия показывает растения, которые взращивают сестры обители.

Игумения Евсевия показывает растения, которые взращивают сёстры обители. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Хлеб Марие-Магдалинского монастыря. Хозяйственный уголок Юга России

На окраине небольшой кубанской станицы Роговской расположен Марие-Магдалинский женский монастырь, который смело можно назвать одним из самых хозяйственных в южной части России. Чтобы в этом убедиться, достаточно просто его увидеть. Даже снаружи через каменную ограду хорошо проглядывается сад с несколькими сотнями плодовых деревьев: от яблонь до персиков. Заходя в ворота, сразу понимаешь, что одними фруктами дело не ограничивается. Рядом с кельями и православным храмом стоят несколько тракторов, прицепы и другая сельскохозяйственная техника: как во дворе у хорошего фермера.

Через каменную ограду Марие-Магдалинского женского монастыря хорошо виден сад с несколькими сотнями плодовых деревьев.

Через каменную ограду Марие-Магдалинского женского монастыря хорошо виден сад с несколькими сотнями плодовых деревьев. Фото: АиФ/ Александр Власенко

Пользоваться дарами плодородной земли Кубани сам бог велел, но всё же с таким размахом это делают только здесь. На территории Марие-Магдалинского женского монастыря есть большой огород с несколькими теплицами, а за стенами в его распоряжении ещё триста гектаров пашен, на которых монахини выращивают пшеницу, кукурузу, подсолнечник и другие культуры. Помимо этого, они содержат сельскохозяйственных животных и занимаются собственно переработкой. Для 24 сестёр это очень солидная нагрузка даже с учётом помощи других людей. Возникает резонный вопрос: как и для чего они этим занялись? Все ответы даёт экскурс в историю обители.

Сушка Марие-Магдалинского женского монастыря.

Сушка Марие-Магдалинского женского монастыря. Фото: АиФ/ Александр Власенко

Женский монастырь в честь Святой Равноапостольной Марии Магдалины был учреждён в середине XIX века и занимал видное место в жизни Кубанского края, являясь одновременно духовным, культурным и экономическим центром. В нём насчитывалось полтысячи монахинь, и на старой гравюре видно, что он напоминал целый городок со своей инфраструктурой. После революции обитель начала приходить в упадок и впоследствии была разрушена, но в девяностых годах началось её возрождение. Тогда и встал вопрос о том, где брать деньги на жизнь и строительство. Рассматривался вариант организации собственного производства по пошиву церковных облачений, идеально подходящий для женского коллектива. Но от него отказались из-за конкуренции и необходимости покупки дорогих вышивальных машин. Монахиням пришлось пойти более тернистым путём и заняться сельским хозяйством.

С кельями и монастырским храмом соседствуют теплицы и сельскохозяйственная техника.

С кельями и монастырским храмом соседствуют теплицы и сельскохозяйственная техника. Фото: АиФ/ Александр Власенко

«Это направление оказалось для нас очень тяжёлым, но всё-таки мы не ошиблись в выборе, — говорит настоятельница монастыря игуменья Тавифа. — И дело не только в том, что своё хозяйство позволяет нам существовать и развиваться. Мы выращиваем продукцию с душой, ничем особо не обрабатываем, и поэтому она очень востребована. Посетители православных выставок, в которых мы участвуем, всегда её ждут и с удовольствием берут. Слава Богу, мы счастливые люди».

Работы монахинь Марие-Магдалинской обители.

Работы монахинь Марие-Магдалинской обители. Фото: АиФ/ Александр Власенко

Сложно даже перечислить весь ассортимент сельскохозяйственной продукции, производимой сёстрами монастыря для себя и на продажу. Это сухофрукты, консервы, мёд, подсолнечное масло, яйца, сало, тушёнка, сыр, творог, чаи, сборы лекарственных трав и даже мази с кремами из натуральных ингредиентов. Кроме того, монахини серьёзно поднаторели в искусствах и ремёслах, что тоже во многом было обусловлено жизненной необходимостью. В начале двухтысячных годов пришло время для создания иконостаса во вновь возводимом Покровском храме монастыря, но проблема заключалась в том, что это очень дорогое удовольствие.

Продукция Марие-Магдалинского женского монастыря.

Продукция Марие-Магдалинского женского монастыря. Фото: АиФ/ Александр Власенко

«Мы не располагали такими средствами, и поэтому было решено делать всё своими силами, — рассказывает одна из насельниц монастыря. — Для этого две сестры отправились в художественную школу в Краснодаре и вместе с детками учились резьбе по дереву. В итоге они хорошо освоили это искусство и за несколько лет потихоньку вырезали иконостас. По тем же причинам несколько наших сестёр научились писать иконы».

Монахини специально учились резьбе по дереву в художественной школе, чтобы сделать иконостас для Покровского храма монастыря.

Монахини специально учились резьбе по дереву в художественной школе, чтобы сделать иконостас для Покровского храма монастыря. Фото: АиФ/ Александр Власенко

Хотя дело не только в том, что все эти навыки понадобились в хозяйстве. Многие сёстры рисуют, лепят из глины, вяжут, вышивают и занимаются другими видами искусства просто для души и отдохновения. Настоятельница всё это поощряет и даже специально приглашает разных специалистов, которые передают монахиням свои знания. Правда, много свободного времени для творчества у живущих здесь женщин практически никогда не бывает. Почти круглый год у них хватает работы из-за необходимости трудиться на земле и того, что Марие-Магдалинский женский монастырь всё ещё находится в стадии строительства.

Монахини поднаторели даже в ландшафтном дизайне.

Монахини поднаторели даже в ландшафтном дизайне. Фото: АиФ/ Александр Власенко

В стиле XIV века. Как работает петербургская мастерская древнерусского шитья

В Петербурге при Константино-Еленинском женском монастыре работает мастерская древнерусского шитья «Покров». Мастерицы вышивают святые образы и орнаменты на плащаницах, хоругвях, церковном облачении.

«Мы работаем в стиле XIV-XVI веков, — говорит Вера Казарина, руководительница мастерской, член Союза художников. — Я начала заниматься древнерусским шитьём в девяностые годы, когда живых носителей этого искусства уже не было. Оно погибло во время революции из-за гонений на церковь. Возрождали технологию по древним работам. Спасибо новгородским реставраторам, которые передали съёмки старинных вышивок под микроскопом. Это позволило рассмотреть стежки и восстановить техники».

Так выглядит изготовленное мастерицами церковное облачение.

Так выглядит изготовленное мастерицами церковное облачение. Фото: Из личного архива/ Вера Казарина

Мастерская «Покров» существует с 1990 года, девять лет назад под своё крыло её взял монастырь, он же стал главным заказчиком. Появилась возможность создавать масштабные проекты: в частности, плащаницы. Так, в 2015 году мастерская завершила работу над плащаницей Божьей матери размерами 1,80 м на 1,20 м.

Вышитая плащаница.

Вышитая плащаница. Фото: Из личного архива/ Вера Казарина

«Мы использовали новую иконографию, аналогов у этой плащаницы нет, — говорит Вера Казарина. — Замыслила её Марина Теплова, иконописец Святогорского монастыря в Пушгорах. За основу взята византийская плащаница Спасителя. Мы изобразили успение Божьей матери в окружении ангелов, серафимов и херувимов. По краям — большие надписи в жемчуге».

Мастерицы за работой.

Мастерицы за работой. Фото: Из личного архива/ Вера Казарина

Много работ было выполнено для Линтульского Свято-Троицкого собора: «одежда» на престол и жертвенник, хоругви (знамёна с Божьей матерью и Спасителем). А два церковных облачения, созданных по заказу монастыря, теперь можно увидеть в Музее истории религий, который выкупил их для своей экспозиции.

Соборное дело

Работа над плащаницей — соборное дело. Вначале создаётся проект: вместе с настоятельницей монастыря выбирают образы, иконографию, надписи. Затем иконописец выполняет эскиз: он называется «прорись».

Работы выполняются ювелирные.

Работы выполняются ювелирные. Фото: Из личного архива/ Вера Казарина

«Сверху прорись переносится на миколент: тканый материал, похожий на кальку. Мы его натягиваем на пяльцы вместе с тканью и начинаем вышивать, — рассказывает Вера Казарина. — Сначала — контуры древнерусским швом в раскол: шёлковая нить, когда её вынимают с изнанки, „раскалывает“ предыдущий стежок, надо попасть в него, ювелирная работа! Самое трудное — это лики, их вышивают в первую очередь, а потом уже всё остальное по цвету. Работа может занять несколько лет».

Несмотря на богатство современной палитры, нитки часто красят по старинной технологии. Так, чтобы добиться телесного цвета, их проваривают в отваре ольховых шишек. Для огненных крыльев серафимов используют отвар марены: получается цвет, похожий на морковный.

Это хоругви — знамена с Божьей матерью.

Это хоругви: знамёна с Божьей матерью. Фото: Из личного архива/ Вера Казарина

Нимбы всегда вышивают золотым: не зря мастериц называют золотошвейками. В древности для этого использовали тончайшую золотую проволоку. Именно поэтому старинных произведений сохранилось мало: древние работы часто уничтожали ради драгоценного металла, нитки переплавляли. Сначала этим грешили татаро-монгольские захватчики, затем — большевики. Современные золотошвейки используют шёлковые или льняные нитки, на которые навиваются металлизированные составы: серебро, золото, латунь.

«Найти золотые нитки очень сложно. Раньше мы закупали их у одной российской фабрики, как-то сделали анализ — оказалось, что там золота нет совсем, даже ионов. Стали покупать во Франции, это очень дорого. Иногда пользуемся турецкими и китайскими: это люрекс, не настоящая золотая нитка. Стараемся хотя бы по цвету подбирать», — рассказывает руководитель мастерской.

Из тканей используют в основном бархат и шёлк, атлас. Работы украшают золотыми шнурами и жемчугом. Но настоящее богатство заключено в стежках.

Вышитые вещи действительно кажутся живыми.

Вышитые вещи действительно кажутся живыми. Фото: Из личного архива/ Вера Казарина

«Эти вышитые вещи живые. Нитки, выложенные по форме, блестят, переливаются, производят необыкновенное впечатление. Для современного человека это чудо какое-то! Сейчас широко применяется компьютерная вышивка, но по красоте с ручной она не сравнится. Мне кажется, что храмовые святыни — плащаницы, воздухи, литургические предметы — всё-таки должны быть не бездушной машиной сделаны. Компьютер может вышить технически идеально и быстро, но не будет там теплоты человеческих рук», — считает Вера Казарина.

В мастерской трудятся больше десятка мастериц, пять из них — члены Союза художников. У всех разная квалификация, но каждой находится работа по силам. Кто-то шьёт лики, кто-то — жемчугом. Также в мастерской есть трёхгодичные курсы: освоить старинное искусство могут все желающие.

Вышивка с использованием жемчуга.

Вышивка с использованием жемчуга. Фото: Из личного архива/ Вера Казарина

«Древнерусское шитьё — это не просто вышивка. Это богоугодное, духовное дело, — говорит Вера Казарина. — Неверующий человек вряд ли будет этим заниматься, что-то должно в душе откликнуться. Работа приносит огромную радость. Прикосновение к святым образам очищает душу, преобразует жизнь».

Рубрика: 

Поделиться в соцсетях